Барокко на Эльбе

Фото © Hans Jörg Michel

Сокращенный вариант текста в газете “Зеркало недели”

https://zn.ua/ART/barokko-na-elbe-297644_.html

Увертюра: «Истина познается в сравнении»

В Гамбурге аккредитоваться легко, автору этих заметок предоставляют лучшие места в партере  здешней оперы бесплатно (на самом деле они по 100-150 евро), большое спасибо дирекции театра. Я слушала в Гамбурге семь опер и смотрела два балета Ноймайера. Однажды аккредитовали прямо утром в день спектакля. 

В столичном театре им. Шевченко критику аккредитоваться гораздо сложнее, хотя свободных мест на спектаклях больше.  В киевской опере  изобретают надуманные причины, чтобы не пустить супостата в позолоченные стены. Причина – нежелание знать правду о себе. Остальное – от лукавого.  Ходила я недавно на «Риголетто» за свои кровные. Постановка Ирины Молостовой хранится в авторской первозданности и неприкосновенном историческом антураже 18-19 века ровно 20 лет. Спели достойно, особенно Валентин Дытюк и Лилия Гревцова, (хотя помню ее в этой роли лет 15-18 назад – звучала лучше, играла искреннее). Новый дирижер Виктор Олейник почти не расходился с солистами, оркестр играл ровно, следуя давно накатанным маршрутом.

«Альцина» в Гамбурге

В Гамбургской Государственной опере много украинцев. Постоянно работают наши Виктор Рудь (Агамемнон в «Прекрасной Елене» Жака Оффенбаха и другие баритональные партии), Алексей Пальчиков (поет в операх Вагнера, графа Альмавиву в «Сивильском цирюльнике» Россини, Тамино в «Волшебной флейте» Моцарта  и др).  Весной на здешней сцене партию Абигайль в «Набукко» Верди исполнит чудесная Оксана Дыка,  имеющая ангажементы в лучших театрах мира:  Ла Скала, Метрополитен Опера, хорошо известная слушателям Парижа, Берлина, Дрездена, Неаполя, Лос-Анджелеса и т.д.  Немало украинцев и среди местного балета в труппе Ноймайера, например, премьеры Александр Рябко и Александр Труш.

На берегах Эльбы премьеры рождаются, как пекутся пироги  – запросто.  В начале сезона, 8 сентября  стартовала моцартовcкая  “Cosi fan tutte”. Дальше – больше: 28.10 выйдyт “Сцены из “Фауста “Гете” Роберта Шумана; 03.02.2019 – “Орфей и Эвридика” Глюка; 10.03 – “Набукко” Верди; 07.04 – новейшая, написанная в этом году опера “Уроки любви и жестокости” Джорджа Бенджамина; 18.05 – еще одна новинка: камерная “Тереза” Филиппа Майнца по роману Эмиля Золя, тоже «почти теплая», написанная по заказу Зальцбургского Пасхального фестиваля и Гамбургской оперы (в Зальцбурге при большом скоплении народа и внимательной прессе опера уже увидела свет на Пасху). И ещё масса всего: постановки опер молодых композиторов на экспериментальной сцене, еженедельные дневные музыкальные спектакли и симфонические программы специально для детей, балеты Ноймайера и т. д. Здесь за год идет примерно 30-35 различных спектаклей − опер и балетов, и каждый сезон осуществляется 10-12 премьер. Репертуар пестрит экзотическими для не бывающего в европейских театрах поклонника оперы  названиями: “Девушка с запада” Пуччини, «Фиделио» Бетховена, «Дафна» Рихарда Штрауса, «Валькирия» и «Золото Рейна» Вагнера, “Прекрасная Елена” Оффенбаха, оперетта “Москва – Черёмушки” Шостаковича, и  пр., и пр….  Короче, невидаль, оторопь, глаза разбегаются…

Франко Фаджоли (Руджеро), Агнета Эйхенхольц (Альцина) в окружении балета

 

К стыду наших Национальных театров, у нас намеренно и тщательно избегают барочного репертуара, Моцарта, Вагнера, современных партитур, а постановка оперы или балета  не набившего оскомину западного либо украинского автора – сенсация, феномен, диво дивное. Например, во Львове осуществили под громкие реляции «Цвіт папороті» Станковича и «Дона Жуана» Моцарта, в Одесской опере замахнулись на Глюка (партитура 1762 года – одна из наиболее исполняемых среди  материала той эпохи, ее ставили не раз в Украине). Там же поставили новый балет на музыку одесского композитора Юлии Гомельской “Судьбы”. Осуществлены первые робкие попытки сделать нечто интересное за пределами государственных сцен. Летом «Алкид» Дмитрия Бортнянского в рамках фестиваля LvivMozArt продирижировала Оксана Лынив подо Львовом в Свиржском замке. В конце августа в Северодонецке показали оперу Моцарта «Дон Жуан» в совместном проекте, организованном VladOpera e.V. (Германия). В Киеве год назад агенция Open Opera Ukraine выпустила «Дидону и Энея» Генри Пёрселла. Это было похоже на пришествие инопланетного разума, настолько у нас  в запустении репертуарная политика государственных музыкальных театров…

В первом общедоступном оперном театре мира, открытом в 1678 году в Гамбурге, любят барочные изыски. Мы писали об «Улиссе» Монтеверди. И очередная диковинка: послушала ваша покорная слуга «Альцину» («Альчину»)  Г. Ф. Генделя и ахнула.

 

Гендель был одним из первых музыкальных космополитов. На свет появился в Германии, учился в Италии, бОльшую часть жизни служил композитором английского двора – это человек мира. В  молодости пытался обосноваться в Гамбурге, радуясь предполагаемой возможности ставить свои партитуры на местной сцене. Но его судьба сложилась иначе, и он 50 лет проработал в Лондоне. Гендель родился весной 1685 года, на месяц раньше Баха. Но какая принципиальная, концептуальная разница!  Бах – человек далекий от светскости, глубоко верующий протестант, истинный полифонист, отец двадцати детей, малоизвестный современникам провинциальный музыкант, не приспособленный к желаниям сильных мира сего, создатель вечной, бесценной  музыки, новатор, работавший во всех жанрах, кроме оперы.
И Гендель не чужд  духовной музыки. Но это человек светский, придворный, автор 40 опер, на тот момент, развлекательного жанра. Творчество обоих принадлежит одной стилевой эпохе – барокко и завершает период  «мелодического многоголосия» – полифонии. Но между ними – пропасть. Гендель сумел стать заметной фигурой музыкальной жизни своего времени, использовал свой дар не без материальной пользы, ел и пил на золоте и ездил в золоченых каретах. Он прожил на девять лет дольше Баха, хотя придворные интриги против него привели к закрытию лондонского театра, в котором шли его оперы, и даже временному параличу композитора, из которого он выкарабкался и продолжил писать.

«Альцина» принадлежит к зрелому периоду творчества композитора. Гендель написал ее в 1735 году для своего первого сезона в лондонском театре Ковент-Гарден, через девять лет после того как стал британским подданным. Премьера прошла с оглушительным успехом. Публика была в восторге. Жанр – опера-сериа («серьезная опера» – итал.) или, как написано в гамбургской программке «drama per musica» (драма для музыки, через музыку, итал. – еще одно старинное обозначение оперного жанра). Композитор создал одно из своих любимых детищ (обожал в ней отрицательных героев) на итальянское либретто Антонио Фанзалья  L’isola di Alcina (“Остров Альцины”), приобретенное во время путешествия по итальянским городам. Источником послужила одна из линий героической поэмы Людовико Ариосто “Неистовый Роланд” 1516 года. Сюжет изобилует любовными перипетиями, перемежающимися немудреным волшебством. Все друг в друга влюблены, все страдают, ревнуют, любят без взаимности, но, в конце концов, чары злой волшебницы Альцины развеиваются, пелена непонимания и интриг спадает, и все пары воссоединяются в любви и согласии. Лишь коварная Альцина справедливо остается  ни с чем.

Сцена из оперы. 1 действие

 

В Гамбурге звучала аутентичная интерпретация, с первых звуков поражающая мастерством владения вокалом, красивыми, глубокими и, одновременно, очень подвижными голосами. Бесконечные вибрации, фиоритуры, колоратурные пассажи и свободные каденции – главные привлекательные стороны этой постановки. Аутентичное исполнение музыки барокко имеет, как ни удивительно, немало общего с современной импровизационной музыкой. Интерпретация старинного нотного оригинала понимается не как «озвучивание нот», а как живое «пересочинение» музыки. Это особенные методы прочтения нотного текста, навык «на ходу» расшифровывать цифрованный бас, который в «Альцине»  играли чембало, китаррон – большая кифара или басовая лютня – и виолончель. Многое из того, что вносит аутентист, в оригинальных нотах зачастую не содержится, исполнитель сам интерпретирует вокальную и инструментальную орнаментику, динамические нюансы, темпы, штрихи, возникающую альтерацию и т.п. В Гамбурге все прозвучало прекрасно, и оркестр, и вокалисты показали отличное знание барочных приёмов.

Очень понравились итальянское контральто Соня Прина  в роли Брадаманты, невесты главного героя Руджеро. Она приковала внимание, доставила почти физическое наслаждение всякому, присутствовавшему в зале, уху. Не смотря на жуткий современный камуфляжный военный мужской костюм, поскольку Брадаманта приплывает на остров Альцины в поисках жениха под видом мужчины, певица сумела вызвать к своей  героине  большое позитивное чувство, благодарность за высокое мастерство, восторг.

Гендель жил во времена певцов-кастратов. Либретто «Альцины» он перекупил у композитора Риккардо Броски – родного брата знаменитого оперного солиста своего времени Карло Броски, прославленного под именем Фаринелли, о котором есть отличный музыкальный фильм  1994 года. Этот дичайший, варварский прием сохранения высокого детского голоса у взрослых мужчин давно канул в лету, хотя в опере, как и прежде, существует неписаное правило, по которому чем горячее любит лирический герой, тем выше должен быть голос. Очень хорош был Руджеро  в исполнении молодого певца Франко Фаджоли, известного аргентинского  контратенора, виртуоза и умницы.

 

Контратенор Франко Фаджоли – Руджеро

 

Альцина – шведское сопрано Агнета Эйхенхольц – полспектакля, извините,  соответствовала своей фамилии («древесина дуба» – нем.), была напряжена внешне и в голосе и, не смотря на «горячее», ярко красное платье, немного раскрепостилась лишь в середине второго акта.

Отлично, буквально блестяще провела партию ее сестры Морганы российская молодая очень перспективная прима Юлия Лежнева. Маленькая, изящная, подвижная в голосе и внешне, эмоциональная, харизматично-разноплановая и очень привлекательная во всех смыслах. Ее красивое сопрано было одним из притягивавших всеобщее внимание центров постановки. Северная немецкая публика скупа на похвалы. Но в зале после нескольких сольных арий и ансамблей с участием  Лежневой, Фаджоли, Прины и отличного «юноши» Оронто в интерпретации южнокорейского сопрано Нореа Сон,  возникали большие, дружные овации! А ваша покорная слуга ерзала на стуле от желания подпрыгивать, махать от восторга руками и только иногда не слишком громко выкрикивала «Браво!», косясь на встревоженные взгляды соседей.

После спектакля, в который раз, думала о проблемах нашего музыкального театра. Что сказать? Украинская культура, музыка – зеркало нашего социально беспомощного, коррумпированного отечества.  Как говорил Лесь Подерв’янський, «От би нам так». И отвечал:  «Вам так не буде!»…

Сoda

После возвращения почти сразу попала на концерт в Мистецький Арсенал. Там после мастер класса с известной далеко за пределами Украины сопрано Ольгой Пасичник молодые украинские претенденты на барочное пение показали свои достижения в этой области. Они исполнили несколько фрагментов из оперы Генделя «Ацис и Галатея», постановка которой намечена агентством Open Opera Ukraine на весну 2019 года. Исполнялась и другая музыка лондонского немца. Очень прилично звучало инструментальное сопровождение, ансамблевые  инструментальные номера. Молодым вокалистам есть еще, над чем работать. Но об этом отдельный разговор, и у них впереди есть некоторое время.

 

Юлия Лежнева – Моргана, Агнета Эйхенхольц – Альцина.