Дидона и Эней на Олимпийском стадионе

ФОТО Константина ГОМОНА

https://zn.ua/ART/didona-i-eney-v-olimpiyskom-301910_.html

В столице, в зале Champions hall НСК “Олимпийский”, в рамках Всеукраинского театрального фестиваля-премии “ГРА” — состоялся показ оперы Генри Пёрселла “Дидона и Эней” (режиссер — Тамара Трунова).

© Константин Гомон

Знаменитая опера Генри Пёрселла “Dido and Aeneas” (написанная в конце XVII века) — одна из самых привлекательных, известных партитур той поры: необыкновенно красивая, выразительная, зрелая для своего времени, богато аранжированная музыка эпохи раннего английского барокко.

Опера не содержит повсеместно принятых в то время разговорных диалогов и от начала до конца поется. Она популярна во всем мире, возможно, в силу того, что написана простым музыкальным языком, поскольку предназначалась автором для постановки школьным театром.

Команда OPEN OPERA UKRAINE, возникшая два года назад, позиционирует себя “независимым проектом, формирующим новую культуру потребления музыкального интеллектуального продукта через осуществление современных оперных постановок, развитие аудитории и профессионализацию молодых талантов”. И в самом деле, взявшись за партитуру Пёрселла, участники проекта попытались внести свежую струю в украинский музыкальный театр, осуществить историческую инсценировку партитуры барочного периода, используя соответствующую манеру пения и аутентичные инструменты (т.н. historically informed performance, НIР). Молодые энтузиасты стремились сделать динамичнее, оживить сценическое решение традиционно статичных постановок большинства отечественных оперных трупп, да и редкие концертные исполнения как известных, так и менее исполняемых у нас опер.

Нынешней осенью партитуру британского классика (английское либретто Наума Тейта по четвертой книге поэмы Вергилия “Энеида”) возобновили, показали в Одессе, Харькове и Днепре и завершили показ на сцене достаточно экзотической. В столице это был третий показ: год назад оперу демонстрировали в “Мистецьком Арсенале”, летом повторили на ВДНХ, а 26 ноября слушатели побывали в крытом помещении на Олимпийском стадионе. Оригинально и в некотором смысле забавно…

спектакль "Дидона и Эней"_2

Константин Гомон

Поставила оперу режиссер Тамара Трунова — человек не консервативный и мыслящий свежо. Смотреть и слушать интересно, с начала и до конца (а учитывая, что опера идет менее часа — вдвойне). Молодые артисты старались не только петь, но и выразить характеры героев, вжиться, сродниться, проникнуться внутренним миром персонажей. Старания воспринимались убедительно. Авторы постановки стремились максимально оживить, очеловечить, приблизить героев прошлого, с их чувствами, радостями, горестями, коварством, обманом, страданиями и любовью. Работа режиссера достойна всяческих похвал и вызывает безусловное уважение.

Теперь о музыке. Ни для кого не секрет, что она в опере — главный компонент. Не костюмы, не декорации и даже не актерское мастерство (хотя последнее в театре — обязательная и одна из решающих составляющих успеха и зрительского интереса). Постановщики декларируют: “барочная опера на украинском кону —само по себе уже эксклюзив, “Дидона и Эней” Г. Пёрселла в нашей стране известна только в двух концертных исполнениях”.

Согласна, всякая нетрафаретная опера — это уже интересно для поклонников жанра. В зале Олимпийского комплекса наиболее понравился маленький оркестр из 17 участников, максимально приблизившийся к барочному стилю. Шесть скрипок, два альта, виолончель, контрабас играли специальными барочными смычками на жильных струнах, как во времена Пёрселла. Плюс барочная и ренессансная гитары, 14-струнная теорба (большая басовая лютня с длинным грифом), две продольные флейты — сопрановая и альтовая, два клавесина и несколько барочных ударных — большой барабан, тамбурин и бубен.

Звучал оркестр прелестно — свежо, слаженно, тонко следуя нюансировке, в общем, доставил большое удовольствие экзотическим старинным звучанием (дирижер и скрипач — гость из Австрии Илья Король). Вашей покорной слуге есть с чем сравнить: слушала две барочные оперы в Гамбурге — “Возвращение Улисса на родину” Клаудио Монтеверди и “Альцину” Г.Ф.Генделя во всей красе аутентичного исторического исполнения. Но наши инструменталисты ни в чем не уступили.

Авторский инструментальный Пролог Пёрселла был давно утерян, посему замечательно-занятно и свежо прозвучал оркестр в двух заменивших увертюру вступительных пьесах — Сюите и Чаконе. Опера, созданная композитором в трех актах, шла в одних “футуристических” декорациях-конструкциях, без антрактов, публике не требовался отдых после 15–20 минут каждого действия, такое целостное исполнение стало традицией. События условно происходили в трех местах: во дворце царицы Карфагена, в пещере Колдуньи (во время прогулки главных героев в лесу на охоте) и в порту, где Эней под влиянием ложной “воли богов” решает оставить Дидону, что приводит к их мучительному расставанию и смерти царицы от сильнейших любовных страданий.

спектакль "Дидона и Эней"_4

Константин Гомон

Вокальная (главная, конечно же) составляющая оперы хороша с точки зрения голосов, нефорсированного звука, техники солистов. Однако “барочной” ее назвать нельзя. Стартовая ария Белинды (Марьяна Боднар) обнадежила — певица спела ее в барочной технике, с голосовыми вибрациями и красивыми фиоритурами.

Дальше этого дело не пошло. Возможно, участники постановки не согласятся со мной, поскольку пытались применять барочную манеру пения, но ощущения настоящей “барочности” пока не возникло.

Честно говоря, я бы тоже, наверное, оставалась в неведенье, не послушав в Гамбурге “Альцину”. Там было три по-настоящему генделевских солиста: контратенор Франко Фаджоли (Руджеро), итальянское контральто Соня Прина (Брадаманта) и сопрано Юлия Лежнева (Моргана).

Барочное пение предполагает бесконечные вибрации, фиоритуры, колоратурные пассажи и свободные каденции.

Аутентичное исполнение музыки барокко имеет, как ни удивительно, немало общего с современной импровизационной музыкой.

Интерпретация старинного нотного оригинала понимается как живое “пересочинение” музыки. Это особенные методы прочтения нотного текста, навык “на ходу” расшифровывать цифрованный бас (с этим в нынешней постановке было все нормально, его исполняли клавесины, теорба, виолончель и контрабас).

Многое из того, что должен вносить аутентист, в оригинальных нотах зачастую не содержится, исполнитель сам интерпретирует вокальную и инструментальную орнаментику, динамические нюансы, темпы, штрихи, возникающую альтерацию и т.п. Не могу сказать, что с этим было все в порядке.

Повторюсь, пели хорошо, крепко, отлично вошли в образы, были вполне убедительны и разнообразны в переключении настроений и чувств.

Дидона — сопрано Инна Гусева — распелась по ходу спектакля и отлично “проплакала” знаменитую финальную арию своей героини.

спектакль "Дидона и Эней"_1

Константин Гомон

Эней — красавец и спортсмен, солист Национального театра оперетты баритон Евгений Прудник — оказался на месте в роли античного героя и не раз продемонстрировал свою прекрасную физическую форму.

Вторая служанка — Инна Калугина и две ведьмы: сопрано Елена Нагорная и альт Татьяна Яшвили — тоже старались удивить “лица необщим выраженьем”, и вполне с этим справились.

В роли Колдуньи привлек прекрасный характерный бас Игорь Воронка — с крупными чертами лица, высокий и выразительный. Ярко воспринималась фальшивая, коварная и хитрая “подруга” царицы сопрано Марьяна Боднар. Короткая, нетипичная для этой оперы-сериа веселенькая ария моряка (тенор Орест Орищук) и контратенор Александр Лось (Дух Меркурия) разнообразили несколько затянувшийся своей ламентозностью последний акт.

Понравилось звучание и пластичное решение маленького хора (9 женщин и 5 мужчин, их готовила хормейстер и коучер вокала Наталья Хмилевская).

Со вкусом разработано оформление сцены и костюмы художниками Максимом Кунцом и Кристиной Корабельник.

Нельзя не заметить, что дикция, независимо от того, на современном или “староанглийском” наречии, как акцентируют организаторы, пели артисты, оставляла желать лучшего. Хорошо “выговаривали” партии Воронка и Прудник.

OPEN OPERA UKRAINE о себе

“И — главное: в формате фактически частной антрепризы (солисты, хор, музыканты собраны отовсюду, и не только из Украины) создано полноценное театральное зрелище элитарного толка (то есть — не для “кассы”), которое может дать фору стационарным театрам оперы и балета по современности подходов к музыкальной классике в сочетании с элементами исторической реконструкции ее звучания”. 

Соглашаюсь: зрелище полноценное. Удалось ли справиться с “элементами исторической реконструкции звучания музыкальной классики” — вопрос открытый. И, возможно, в наше время не обязательно козырять “элитарностью”. Везде в мире стационарные театры повсеместно ставят барочные оперы, как в традиционных, так и в современных сценических интерпретациях: и залы там полны.