Одного “гена импровизации” уже мало

Серьезные вопросы «несерьезной» музыки

Газета “День” №141

 Прошедший джазовый концертный сезон был очень насыщенным. Сейчас в городе наступил период полного «затишья» в прямом смысле этого слова: не работают оркестры, отсутствуют гастролеры. Отдыхают все, в том числе и публика. Можно подвести итоги.

Несколько лет назад мы не могли бы и мечтать о приезде к нам Стинга, Джо Завинула, Мейнарда Фергюссона и иже с ними… Приезд в советский Киев в начале 70-х легендарного Дюка Эллингтона был невероятным, просто уникальнейшим, исключительнейшим событием того времени, и киевские джазовые фаны вспоминают о нем уже 30 лет… Мало-помалу стереотип о нашей джазовой «запущенности» и «криминогенности», четко сформированный в отношении к нам западных музыкантов и их импрессарио, стирается. Так, знаменитый австро-американский клавишник Джо Завинул в ходе пресс-конференции, предшествовавшей его весеннему киевскому концерту, сказал по поводу своего представления о степени криминальности нашей жизни: «В Чикаго она, скорее всего, не менее интенсивна». Кроме сложных материальных взаимоотношений, именно эти опасения в первые годы независимости чаще всего служили фактором отказа от украинских гастролей известных западных музыкантов. Но! Ничто не вечно под луной (кроме музыки, как гласит известная поговорка), а посему меняются к лучшему западные представления о нашей жизни, «облико морале» наших граждан в глазах Запада, а главное — материальные взаимоотношения наших промоутеров и их музыкантов. По-прежнему невысока платежеспособность наших любителей джаза, но появились спонсоры, доверие, и постепенно складывается стиль расчетов в этой сфере концертного бизнеса.

Выступления блестящих звезд — Завинула и его «Синдиката», Фергюссона, Виктора Бейли, Эрни Уоттса, Билли Кобема, Дина Брауна, Эдуардо Ниэблы — состоялись именно в последнем сезоне благодаря авторитету и организаторскому таланту известного владельца сети киевских клубов, немецкому предпринимателю, весельчаку и знатоку джаза Эрику Айгнеру и его арт-клубу «44». Эрик ведет постоянную и просто бесценную работу по «джазовому просвещению» в Украине, и слава Богу, ему не мешают…

Порадовали нас в этом сезоне и российские звезды, традиционно доверяющие нашей публике: Алексей Козлов, Сергей Манукян, Аркадий Шилклопер, Игорь Бриль, Анатолий Кролл, Игорь Бутман, Вячеслав Горский, а немного раньше, в сезоне 2001 — 2002 — Алексей Кузнецов и Даниил Крамер. Все они играли в очень разных по объему и функциональному предназначению залах: от питейных заведений вроде ресторана «Свинг» до Филармонии, Академии Чайковского и «Украины». Большую работу в сфере джазового промоушена у нас ведут агентство «Театр джаза» и фестиваль «Дніпрогастроль». Напомним, что благодаря им в прошлогоднем сезоне 2001 — 2002 года нам посчастливилось услышать Национальный джазовый оркестр Франции, непревзойденный Vienna Art Orchestra, французский квартет Сильвена Кассапа, пианиста из Финляндии Мика Похйолу, а нынче — три блестящих трио: норвежское «Urban Connection», французское Сильвена Бьофа и финское Пепы Пайвинена. Огромный вклад в наше джазовое дело вносит Польский институт и пан Петр Козакевич, постоянно организующие концерты отличных польских джазовых музыкантов в Украине. Феномен польского джаза особенно для нас притягателен, наши ближайшие западные соседи служат нам примером быстрого прогресса и в этой области: джаз — многоликая и сформировавшаяся, однако весьма подвижная и развивающаяся сфера польской музыки.

Как выглядит «наш ответ Керзону» в этой сфере? Весьма скромно, фрагментарно и непостоянно. То есть, безусловно, нельзя сказать, что у нас джаз не играют, не учат ему детей и молодежь, не выпускают джазовых CD, передач на TV, радио, не пишут о нем в прессе. У нас есть собственные прекрасные музыканты: профессионалы-исполнители, просветители в этой области, организаторы нашего джазового процесса, которых знает уже не только Украина, но и Европа, и родина джаза за далекими морями. Да, в основном, к сожалению, они известны там, за кордонами, ибо у нас по-прежнему «нет пророков в своем отечестве». Лучшие наши музыканты ищут дороги на Запад: там хлеба сдобнее, а публика «подготовленнее» и шире. У нас же джаз, как и много лет тому назад, остается преимущественно «ресторанной»музыкой. Либо, уж если повезет со спонсорами и попадет джазист в концертный зал, — то становится весьма элитарной музыкой. Почему? Спрос, как известно, рождает предложение. Низкий культурный уровень большинства потенциальных спонсоров, малая платежеспособность населения, недостаточная информированность и подготовленность потенциальных «потребителей» и, главное, слабейшее государственное финансирование от образования до концертирования в этой сфере — вот тому основные причины. Отлично у нас живет не опера, не симфонический оркестр, не преподаватель сложнейшего и тончайшего музыкального дела, а — ПОПСА! И хотя поддержки почти никакой, наши умельцы в джазе, пока не имеющем устойчивых исполнительских и педагогических традиций, достигают успехов почти исключительно благодаря собственной личной активности, инициативности и одаренности, самостоятельным усилиям в постижении секретов джазового мастерства и постепенной «интуитивной» профессионализации. На чем основан данный пассаж? У нас нет широко поставленного качественного образования в этой области. В подавляющем большинстве европейских и американских учебных заведений учат музыке, в том числе и джазу; в каждом музыкальном учебном заведении, в частности, во всех консерваториях и многих музыкальных академиях существуют джазовые факультеты. На Западе джаз — область серьезной музыки, академическая музыкальная специальность. В Европе процесс «легализации» джазового образования в вузах произошел 20 лет назад. Приезжавшие за последние два сезона джазисты-европейцы играют обалденно, потрясно! Природа европейских музыкантов не более «джазова», чем наша, но там хорошо и много учат. И в России джазу учат во втором по значению музыкальном вузе страны — в Гнесинке. У нас же консерватизм преодолеть пока не удается. В училище Глиера в 2000-м году создан Высший факультет джаза. Это обнадеживает, однако осенний концерт «Эстафета поколений» и вечер памяти Владимира Симоненко на Летней эстраде в июле, ставшие своеобразным творческим отчетом учеников и преподавателей джазовых факультетов киевских музыкальных школ и училища Глиера, говорят о необходимости более качественной подготовки как начального, так и высшего джазового образования. А если сравнивать исполнительский уровень участников этих акций с традиционными академическими музыкальными специальностями, то, не в обиду буде сказано учителям-джазистам, пока их питомцы не достигают уровня прекрасных юных пианистов недавно прошедшего конкурса Горовица, да и исполнительский уровень самих преподавателей-джазменов отнюдь не поразил слушателей.

Весной 2002-го в Киеве побывал независимый американский джазовый критик Говард Мендел — известный специалист в этой области, познакомившийся с положением джаза в нашей стране. По его предложению, Посольство США в Украине и американский Госдепарамент пригласили на родину джаза шестерых лучших киевских джазовых организаторов: Алексея Когана, популярного радиокомментатора и ведущего концертов, Леонида Гольдштейна, автора-режиссера TV программы «35 минут джаза», Вячеслава Криштофовича- младшего, редактора журнала «НОТА», Виктора Овчинникова, продюсера и звукорежиссера, Виктора Басюка, дирижера-руководителя детского оркестра «Little Band Academia» и сотрудника администрации филармонии, одного из организаторов киевского фестивального движения Александра Подоляна. В ноябре 2002 го на деньги американскогоправительства все шестеро в течение двух недель гостили и работали за океаном, знакомясь с жизнью джазовой Америки: клубами, редакциями журналов, лейблами, учебными заведениями, радиостанциями, даже музеями, посещали концерты, заводили знакомства. Впечатления от этой поездки уже приносят свои позитивные плоды в их разноплановой работе.

Нашу молодежь научить играть джаз можно, было бы желание и возможности. Желание есть, дети в музыкальные школы идут. Однако «интуитивно», на основе только лишь природного «гена импровизации» (наличие которого, безусловно, необходимо джазмену), учить уже нельзя. Развить этот «ген», верно поставить исполнительский аппарат, дать ученику глубокое общее образование, привить ему безупречный музыкальный вкус и желание постоянного саморазвития, научить его джазовой гармонии, воспитать стремление слушать хорошую музыку всех стилей и эпох и сценическую культуру — вот тогда получится «не хуже, чем у них». На Западе вся некоммерческая музыка, все, что «не попса», поддерживается государственным и спонсорским субсидированием. И у нас серьезному искусству и музыкальному образованию нужна, как говорится, «поддержка компетентных органов», а точнее — страна должна заботиться о гражданах. Куда уж проще…

Ольга КИЗЛОВА