СУПЕРКРАТКАЯ ИСТОРИЯ ДЖАЗА

Летний день…
Летом жизнь легка, бэби…
Пляшут рыбки,
Нужно хлопок снимать.
Денег полон дом,
Твой отец богат, бэби…
Веселую песню
Будет петь мать…

Это строки из текста возможно наиболее известного джазового стандарта – “Summer time”. Музыка его принадлежит американскому композитору Джорджу Гершвину, слова – его брату Айре. В них американская чернокожая мать убаюкивает, успокаивает своего ребенка, утешая и обманывая вместе с ним себя и нас, слышащих эту колыбельную-блюз, чтобы забыть хоть на некоторое время о своей невыносимой жизни. Эта тихая печальная песня – суть всего джаза: высокого прекрасного искусства, рожденного темнокожим населением Америки и разошедшегося по всему свету. И нет ни большого, ни маленького народа, который не знал и не любил бы его.

Начало

В конце ХIХ – начале ХХ века, вскоре после отмены рабства, на территории Соединенных Штатов, а точнее, в бедняцких кварталах Нового Орлеана возник совершенно новый музыкальный стиль – джаз (jazz). Слово предположительно имеет эротическое происхождение. Родившееся в “розовых” кварталах огромного порта, на сленге оно означает физическую сторону любви. Однако подлинная история этой музыки, суть этого большого музыкального явления много сложнее и лежит в трагической судьбе негритянского населения США. Рождение джаза произошло в результате слияния многовековой культуры потомков африканских рабов, насильственно завозившихся в западное полушарие на протяжении ХVII- XVIII столетий, с европейской музыкальной культурой белого населения этого региона планеты.

Музыка была единственным достоянием, которое в трюмах кораблей вывезли с собой рабы. Прежде, на родине, она сопровождала все формы быта африканцев: охоту, ловлю рыбы, приготовление пищи, сбор хвороста, религиозные и семейные обряды – брачные праздники, достижение совершеннолетия, рождение, похороны – все имело свое музыкальное оформление. Для африканца обряд – это движение, движение – танец, а танец – ритм. Темнокожий импровизатор своеобразно соединяет танец, пение и игру на многочисленных ударных инструментах в синкретическом единстве. В Новом свете началось постепенное формирование новой, уже американизированной культуры чернокожих рабов. Начнем с того, что языком общения разноплеменных работников стал язык хозяев. Во время тяжелого труда на полях они пели, чтобы облегчить монотонное изнуряющее однообразие. Так родились первые англоязычные трудовые песни американских негров. Потом появились негритянские баллады, созданные в подражание завезенным хозяевами англо-кельтским. Они стали известны афроамериканцам благодаря их жизни рядом с выходцами из Европы. Порой – из спектаклей так называемых менестрельных театров – бродячих труп белых артистов, популярность которых в США во второй половине XIX века была огромной. Важной вехой в жизни рабов явилось их приобщение к христианской религии. В протестантской церкви, наиболее распространенной в Северной Америке, негры, до тех пор никогда не слышавшие многоголосного пения, познакомились с хоровыми религиозными гимнами. Усвоив их несложную пришедшуюся по сердцу музыку, рабы стали вводить в ее исполнение элементы импровизации. Так появились спиричуэлс – многоголосные хоровые духовные песни американских негров, за библейскими сюжетами скрывавшие горе и гнев обездоленного народа. Однако, самое существенное влияние на джаз впоследствии оказал блюз – негритянская печальная любовная песня. Он исполнялся соло в сопровождении гитары или губной гармоники. Нередко тематика блюзов была социальной: об утраченном человеческом достоинстве, о безработных бродягах, появившихся после отмены рабства, о непосильном труде, “тюремные” блюзы. “Я смеюсь, чтобы не плакать”,- поется в одном из них. Эти предтечи джаза: трудовая песня, баллада, спиричуэлс и блюз – подготовили и сформировали его музыкальные черты.

Традиционный джаз и свинг

Зарождение джаза связано с попытками инструментальной имитации вокальных блюзовых интонаций. Первые новоорлеанские джазовые ансамбли, аккомпанировавшие танцулькам веселых темнокожих барышень-обитательниц “любовных” кварталов и их дружков, играли кадрили, польки, вальсы. Это были темнокожие музыканты, игравшие исключительно по слуху, которые не могли не внести в свою игру интонаций негритянского пения, впитанного с молоком матери. Оркестры состояли из 1-2-х корнетов (медных напоминающих трубу духовых инструментов, игравших мелодию), кларнета, “обвивавшего” ее кружевами полифонических “ответвлений”, и тромбона, составлявшего гармоническое сопровождение. Но не менее важной была ритмическая группа: огромная басовая туба, банджо и иногда большой барабан. Такие маленькие оркестры участвовали не только в вечеринках, они сопровождали уличные парады, карнавальные шествия, пикники, свадьбы, похороны. Нередко сопровождая шествие на кладбище, черные музыканты играли траурные марши, а на обратном пути – немудреные веселые мелодии. Позже для музыкального сопровождения менестрельных представлений и танцев стали использовать фортепиано, имитировавшее игру этих первых джазовых оркестров. Раннеджазовые фортепианные стили получили название рэгтайма (от англ. ragtime – “рваное время”, т. к. основывались на беспрерывном синкопировании) и буги-вуги (название происходит от слоговой имитации манеры игры, тоже полностью синкопированной). Наступила эра традиционного джаза, продлившаяся до 30-х годов.
На смену ей в начале 30-х пришел период свинга (от английского swing – раскачиваться). Это понятие имеет два значения: 1) манеру и 2) стиль. Свинг, как исполнительская манера, присущ всем стилям джаза, вплоть до новейших течений конца ХХ века. Это главный элемент джазового исполнительства: непрерывная ритмическая пульсация, возникающая из-за несовмещения долей такта с постоянным синкопированием мелодии. А вот во втором своем значении, как стилевой период, свинг стал эпохой больших джазовых оркестров и дал миру великие имена: композитора, пианиста и дирижера Дюка Эллингтона, руководившего одним из лучших в истории джаза биг-бэндов, певицы Эллы Фицджеральд, трубача Луи Армстронга. В этот период расцвел, раскрылся композиторский дар Джорджа Гершвина, создавшего огромное количество мелодий, ставших основой золотого фонда джазовых стандартов. Он сочинил и первую джазовую оперу “Порги и Бесс”, знаменитую “Рапсодию в блюзовых тонах”, джазовый фортепианный концерт. Это была эра классического джаза, приведшая к его повсеместному распространению в мире. Свинговые биг-бэнды, состоящие из 4х-5и саксофонов, 4х труб, 4х тромбонов и ритм-секции: фортепиано, банджо (позже электрогитары), контрабаса (позже бас-гитары) и ударных, играли в больших и маленьких городах от Нью-Йорка до Шанхая, Парижа, Москвы и даже Жмеринки…

Современный джаз

В 40-х годах родился гораздо более сложный по технике игры и музыкальному языку, более “камерный” стиль бибоп (тоже слоговое звукоподражание манере игры). С него начинается отсчет современного джаза. Его создал в 1945 году квинтет в составе саксофониста Чарли Паркера, трубача Диззи Гиллеспи и еще троих участников ритм-секции. Из бибопа развились хардбоп (hard-твердый), потом – кул (сool- прохладный). Параллельно, в середине ХХ века, возникли такие “ответвления”, как рок-н-ролл и ритм-энд-блюз. Новые стили начали сменять друг друга все чаще. Появились латиноамериканская боссанова, симфонизированный прогрессив, потом “третье течение”, объединяющее джазовых и академических исполителей и их приемы, фри-джаз (free- свободный), модальный или ладовый джаз, затем джаз-рок, фьюжн (от fusion-сплав), сочетающий все со всем и, наконец, фанк (от funky – избегать, играть, неточно интонируя) … Все эти течения, формируясь в определенной последовательности, сменяли друг друга.

Музыканты 80-90-х годов ХХ века, пытавшиеся сохранить основные стилевые черты классического джаза, одновременно слегка заигрывая с новыми тенденциями филармонической музыки, сформировали стиль мейнстрим (от слова main- главный). Это одно из ведущих, многочисленно представленных направлений современного джаза. Однако новые течения приходили на смену прежним, не вытесняя их. И сегодня в мире, где звучит немало современного, смыкающегося с поисками самой “серьезной” авангардной музыки, джаза, есть полно коллективов, играющих в стилях диксиленда, свинга и бибопа.

Who из кто

В попытке объять необъятное следует назвать имена наиболее знаменитых представителей джазовых стилей. В традиционном джазе это оркестры корнетиста Джо Кинга Оливера, кларнетиста Сиднея Беше. Симфоджаз прославил знаменитый “белый” коллектив Поля Уайтмена, свинг – оркестры Каунта Бэйси, Бенни Гудмена, Вуди Германа и Глена Миллера.

О создателях бибопа сказано выше. Хардбоп ассоциируется с саксофонистом Джоном Колтрейном, кул – это Лестер Янг, Стэн Гетц, Джерри Маллиген, Дэйв Брубек, Пол Дезмонд. Боссанову создали Антонио Карлос Жобим, Жоао и Аструд Жильберто. Прогрессив – Стэн Кентон, фриджаз – Орнетт Колмен. Трубач Майлз Дэвис, работавший в манерах от хардбопа до джазрока, вместе с саксофонистом Джоном Колтрейном возглавляют модальный (ладовый) джаз. Фьюжн справедливо связан с именами Майлза Дэвиса и Джо Завинула, групп MAHAVISHNU, WEATHER REPORT и SINDICATE. А увлечение востоком не минуло Джона Маклафлина и SHAKTI, охватив даже корифеев рока The Beatles.

Сейчас джаз развивается, как ему, свободному, и надлежит, – разнообразно и смело. Сформировались яркие национальные исполнительские и стилевые школы, например, польская. Существует мнение (об этом в интервью автору сказал Игорь Бутман), о “некоторой стагнации джазового процесса в США”. Однако, как считает российский мэтр, центром развития джаза по-прежнему остается Америка. Добавлю от себя: не смотря на яркий расцвет за последние 35-40 лет многочисленных европейских джазовых школ. Происходит внутриевропейская миграция музыкантов, их переезды из Америки в Европу и наоборот. Например, очень известный авангардный россиянин-клавишник Михаил Альперин (родившийся в украинском Каменец-Подольске), много лет живущий в Норвегии, интенсивно сотрудничает с ведущим европейским лейблом ECM. А обитающий в Германии Аркадий Шилклопер (в прошлом валторнист Большого театра в Москве) – рекордсмен по количеству участия в западных и постсоветских фестивалях. Саксофонист Ян Гарбарек, по происхождению поляк, родившийся в Норвегии, добился широкого признания в США.
А покойный Джо Завинул, уроженец Вены – один из ведущих американских клавишников последних 40 лет. Джазовое образование в Европе и США (в отличие от многих наших учебных заведений, только накапливающих собственный методический и педагогический джазовый опыт) поставлено очень качественно, и играть джаз можно научиться в большинстве европейских и американских специальных учебных заведений, от школ до музыкальных вузов: там он давно считается частью академической музыки. Космополитизм джаза привел к возникновению в мире неисчислимого количества национальных и международных джазовых фестивалей.
Наиболее именитые из них – Монтрё (Швейцария), Фестиваль Северного моря (North Sea Jazz), Ньюпорт, Чикаго (США).
Наши пока поскромней: киевские ДНIПРОГАСТРОЛЬ, ЄДНIСТЬ, детский АТЛАНТ-М, Jazz In Kiev. B Одессе – ДЖАЗ-КАРНАВАЛ и детский в пригороде Южном, в Крыму – КОКТЕБЕЛЬ, Донецке – До#Дж, Львове – ДЖАЗ БЕЗ…, Флюгери Львова. Есть криворожский, черкасский, черновицкий, винницкий и другие…

Украинская джазовая школа находится на этапе формирования, поисков. И если можно смело утверждать об отдельных ярких музыкантах и коллективах в плане их концертной, исполнительской деятельности, делающих карьеру на стандартах, то говорить о нашем национальном джазовом интонационном авторском стиле пока преждевременно. Здесь у нас почти вакуум. Он будет заполнен, когда национальное интонационное мышление станет естественной природной компонентой отечественного джаза.