“Щелкунчик”: джазовая мимикрия

Преамбула. В воскресенье 28 января вечером (для нас – ночью) в нью-йоркском комплексе Мэдисон-сквер-гарден состоялась 60-я церемония присуждения главной мировой премии в области звукозаписи Grammy. Последних 15 лет процедура, существующая с 1958 года, проходила в Лос-Анджелесе, а теперь вернулась в НЙ. Grammy присваивается ежегодно в 78 категориях по 30 жанрам (несколько лет назад  их существовало 108, сегодня это число сокращено на 30 единиц). В том числе в академической музыке и джазе, хотя главными считаются четыре номинации популярной музыки, т.н. «Большая четверка» (поскольку это наиболее массовое по количеству потребителей музыкальное направление).

Всех победителей перечислять не стану, отмечу мне близких. Премию лучшего классического солиста-инструменталиста  получил номинировавшийся в четвертый раз талантливый 26 летний российский пианист Даниил Трифонов с записью Трансцендентных этюдов Ф.Листа. Слушала его на конкурсе Чайковского летом 2011 года, где он заработал Гранпри. Весьма  саркастическая песня о Путине голливудского композитора Рэнди Ньюмэна получила награду за лучшую аранжировку.

Это – вступление к дальнейшему рассказу о презентации в области грамзаписи, прошедшей тем же вечером в киевском клубе «Музыкальное пространство МК» («Мастер класс») на Богдана Хмельницкого. Речь об альбоме «Щелкунчик» на музыку П.Чайковского, записанном летом 2017 года в Киеве на студии «Bambrafone в Звукоцехе». Идея проекта – сначала концерта, включавшего около десятка джазовых аранжировок номеров балета, потом их записи и, наконец, презентации полученного компакт-диска – принадлежит джазовому фотографу и продюсеру Дмитрию Туйону.

Балету Чайковского ровно 125 лет. Его музыка  – сплошные хиты, известные всему миру. По дороге в «МК» мне было интересно – как киевские  джазмены одолеют временнЫе и стилистические различия между классикой русского композитора и собственным музыкальным мышлением, что получилось?

Концерт прошел в уютном небольшом зале и собрал камерную аудиторию – человек пятьдесят. Играл секстет пианиста Ильи Ересько, известные киевские джазовые исполнители.

Илья Ересько. Фото Александра Зубко

Ересько – автор всех аранжировок, этот альбом – седьмой в его биографии. Новый диск записали и теперь представили отличные музыканты: тенор-саксофонист Дмитрий Александров, трубач Деннис Аду и ритм-секция в составе контрабасиста Валентина Корниенко, барабанщика Павла Галицкого и играющего на конгах и других перкуссионных Андрея Чайки.

В альбом входят девять треков на музыку «Щелкунчика». В «Мастер классе» прозвучали восемь из них. Почти все композиции несли яркую печать латиноамериканской музыки. Это естественно, поскольку Ересько – лидер работающей в этом стиле известной  киевской группы DisLOCAdos. Порядок номеров пластинки в концерте почти не изменился.

Музыка понравилась, хотя возникло чувство легкого пренебрежения эталонами великого россиянина: пианист небрежно сыграл тему первого номера  – «Танца пастушков», хотя ее не так сложно выучить, стоило просто позаниматься.

Марш из 1 действия изложили в ожидаемом модернистском ключе. Изобретательно, напористо-энергетично солировал Александров. Пьеса изобиловала свежестью гармоний, полиметрией. Затем проследовало медленное  Pas De Deux (Па де де) из 2 действия, сопровождающее большую любовную сцену главных героев. И здесь  гармонические конструкции звучали органично, современно и джазово. Заключил первое отделение номер «Шоколад» (или «Испанский танец» у Чайковского), где много и успешно солировал Ересько  на белом «Бехштейне». Пьеса вышла «навороченная», без нот сыграть череду сложных тонально-гармонических  цепочек невозможно, джаз давно и очень далеко ушел от своих традиционных образцов, и без крепкого музыкального образования сочинять и играть его сегодня невозможно.

Секстет И.Ересько. Фото Александра Зубко

Второй сет начали с танца Феи Драже. Образ рассыпающихся мелких конфет, созданный в партитуре Чайковского воздушной челестой, переосмыслили. Нагрузку несли низкий по звучанию тенор-саксофон и труба. Но тембровое и, как результат, содержательное изменение не помешали создать интересную развернутую композицию. К слову, большинство пьес длились 8-11 минут, импровизации солистов были изобретательны и продолжительны. Темы Чайковского в них мало прослушивались, «Щелкунчик» стал поводом «поговорить о себе» каждому участнику секстета, в джазе это закономерно, и сказать слушателям Ересько и его команде было, что.

Потом исполнили Candy Caries (с английского переводится как «Леденец», а у Чайковского называется «Трепак» – русский танец). За ним «Кофе» («Арабский танец»). И везде важнейшую роль играли оба духовика. Перебивки ритмических узоров стали  ведущим приемом. Отлично прозвучало большое соло трубы.

Заключили «Вальсом цветов». После настороженного вступления контрабаса (Корниенко – один из лучших украинских исполнителей на этом громоздком, весьма важном в акустическом джазе инструменте) сыграли тему. Ее изложение было продолжительным, красочным, наиболее  приближенным к первоисточнику и напомнило игру традиционных духовых оркестров в парках в недалеком прошлом. После чего возник неожиданно-абстрактный средний раздел композиции с грохотом барабанов, сложным метром, вычурными гармониями и «намеками на смысл жизни»…

Слушая, почему-то вспомнила, как лет 15 назад большинство подобных джазовых концертов для небольшой  аудитории проходили на Крещатике в задымленном клубе «44» под стук вилок и ножей, и порадовалась прогрессивной цивилизационной метаморфозе этой сферы музыки.

Альбом талантливый, идеи Ересько свежи, а его партнеры – большие мастера. Однако с изложением текстов конверта только на английском не соглашусь: альбом предназначен украинскому слушателю, и во время презентации сам автор компакта, объявляя, путал названия треков…

Сокращенный вариант в газете “Зеркало недели”. https://zn.ua/ART/schelkunchik-dzhazovaya-mimikriya-274091_.html